/



English
Каталог книг издательства Информация для авторов Премия Русского Гулливера Арт-группа Читальный зал Text.express Гвидеон. Журнал Связаться с нами
Новости  •  Книги  •  Об издательстве  •  Премия  •  Арт-группа  •  Видеотекст  •  Гвидеон  •  Архив
» » ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ Вадима Месяца «500 сонетов к Леруа Мерлен»








ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ Вадима Месяца «500 сонетов к Леруа Мерлен»



ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ ВАДИМА МЕСЯЦА
«500 СОНЕТОВ К ЛЕРУА МЕРЛЕН»

(М.: Квилп Пресс, 2019. – 300 с.)


За покупками — внутрь девушки
А что если бы магазин стал девушкой? Если бы его можно было пригласить на свидание, влюбиться, завести отношения, а позже — ребёнка? Что, если ваш с супермаркетом kid станет мессией?

В «Китайском лётчике Джао Да» презентовали книгу, в которой это стало возможным. «500 сонетов к Леруа Мерлен» Вадима Месяца — конечно, хулиганская книга. И бесконечная. Автор писал её в аэропортах и на бортах самолётов, словно ткал полотно — каждый новый текст содержит строку из предыдущего. Иными словами, Месяц как будто распустил магазин и выткал из него девушку.

Презентацию открыл модератор мероприятия Данил Файзов — он представил автора книги, познакомил с его Прекрасной Дамой ( «Мерлен. Леруа Мерлен») и пригласил на сцену автора послесловия Елену Зейферт.

Послесловие — часть большой статьи, в которой Зейферт рассуждает над феноменом «иронически-цитатного» сонета в новейшей русской лирике. И, попутно (а на самом деле не попутно, а зорко и пристрастно) изучает квазисонеты Вадима Месяца: «Месяц создаёт квазисонет и квазивенок сонетов: художественная форма, к которой он прибегает, 12-строчная (сам автор признаётся: „На 14 строчках я бы не был столь мобилен. Проверял.“), идея гирлянды сонетов, продлённая до бесконечности, доведена поэтом до абсурда. Месяц, по его словам, создаёт иллюзию „бесконечного текста“ и „бесконечной жизни“, рождает „спонтанное письмо“, продолжить его „болтовню“ сонетами при желании может читатель».

А затем зазвучали стихи — случайно вырванные узоры полотна сонетов, которым сопутствовали слова приглашённых гостей: Андрея Таврова (чей просвещённый диалог длится с Вадимом Месяцем много лет), Германа Власова, Богдана Агриса и других.

Каждый пытался разобраться, что за книгу представил Вадим Месяц, чего в ней больше — волшебства, шутовства, философии или… нежности. Правильный ответ — в ней присутствует это всё. И немного больше.

Внешне, конечно, в ней много хулиганства. Как и во многом, что делает Месяц. Достаточно вспомнить его рассказы из «Стриптиза на 115-й дороге» или (пред)апокалиптический роман «Искушение архангела Гройса». Но хулиганство у Месяца — ширма, скрывающая начинку иного толка. Так, в «Стриптизе…» анахронично реконструируется детство героя — рассказы о школьных и студенческих годах идут вперемешку с реалиями американского (на момент написания текстов) настоящего. И если в рассказах-воспоминаниях из детства видны счастье и беззаботность (или безалаберность), то в американском бытии героя — совершенно русская, чарльз-буковская тоска.


Ты подвернешь на лестнице каблук
и скрип похожий на предсмертный выдох
заставит позабыть о всех обидах
и старый зонтик выпадет из рук
и дверь квартиры где прожил свой век
покажется внезапно незнакомой
лишь где-то голограммой заоконной
наискосок пойдет знакомый снег
ты медленно опустишься на пол
и станешь нелетающею птицей
и ты умрешь когда тебе приснится
бескрайняя как жизнь река тобол.

В «Искушении…» ситуация схожа: под маской жанровой прозы (с элементами детектива и даже боевика) предлагается притча об утраченном и обретённом рае, о витающем в воздухе предчувствии апокалипсиса, который и наступает к концу книги.


Что же происходит в «500 сонетах к Леруа Мерлен»? Очевидна игра и внешняя несерьёзность — Вадим Месяц занимается антропоморфизмом, оживляя магазин. Важно подчеркнуть — он играет и наслаждается игрой. В книге, разумеется, не 500 сонетов (которые сами по себе не вполне сонеты), а куда меньше. Они, как сказано в аннотации — фрагмент бесконечного текста. А значит, их не меньше, а больше. Эти качели «больше-меньше» — и есть искомая игра; представление магазина в виде некоего мифологического пространства, когда в глазах одного человека Леруа Мерлен — магазин, а в глазах другого — женщина. Как Джекилл и Хайд. Олицетворённо-обездуховленная метаморфоза.

Несмотря на романтический образ, перед нами остросюжетная книга. То есть, сонеты проникнуты вполне ощутимым нарративом. Героиня, устав от лицемерия, пытается добыть секретные чертежи звездолёта, чтобы покинуть планету:


останови последнюю войну
изобрети волшебную машину
которая нас в небо унесет
подальше от мутантов и придурков
отыщет в глубине пчелиных сот
заначку восхитительных окурков.

( «В канавах кровь…»)

В «500 сонетах…» мы видим немало отсылок. Первая и очевидная — Бродский с его «20 сонетами к Марии Стюарт». А если обратиться к прозе, то вспоминаешь Брэдбери и его поиски неявленного, но близкого рая ( «на красный марс похожий на ангину…») и т. д. Связь с «Искушением архангела Гройса» — а это уже целый виток антиутопий, — также очевидна, поскольку и здесь над героями навис близящийся апокалипсис.

Отчасти, как говорит сам автор, сравнивая текст с «Евгением Онегиным», — перед нами роман, но, по большей части, — лирическое полотно, где сюжет разворачивается через чувства. Спасение герои находят на другой планете, но не на условном Марсе, но на планете любви. И героиня, в конечном счёте, выбирает не улететь, а залететь ( «и новый год был пуст как новый день / как пресный вкус безрадостного тела / она в ту ночь случайно залетела / и больше не отбрасывала тень»). Кто у неё родится — герой, пророк или мессия, — остаётся неназванным. И домысливать остаётся читателю.

Так Леруа Мерлен отчасти (и только отчасти, я никого не хочу обидеть, лишь предполагаю) становится Матерью Божьей, и в этом — ещё одно хулиганство Вадима Месяца. Но если вспомнить, что все мы созданы по образу и подобию, то и женщина, вышедшая из магазина, бывшая магазином и ставшая женщиной — способна породить не только сотни тысяч объектов мебели по одному-единственному подобию, представленному на витрине. Но и человека, созданного по высшему образу и подобию. Или даже потомка этой сакральной сущности.


Владимир Коркунов
шаблоны для dle 11.2




Поделиться публикацией:

315
Опубликовано 27 апр 2019



ВХОД НА САЙТ