/



English
Каталог книг издательства Информация для авторов Премия Русского Гулливера Арт-группа Читальный зал Text.express Гвидеон. Журнал Связаться с нами
Новости  •  Книги  •  Об издательстве  •  Премия  •  Арт-группа  •  Видеотекст  •  ТЕКСТ.EXPRESS  •  Гвидеон
» ЭНДРЮ МОУШЕН (ПЕР. ГРИГОРИЯ КРУЖКОВА)








ЭНДРЮ МОУШЕН (ПЕР. ГРИГОРИЯ КРУЖКОВА)
Сэр Эндрю Моушен (1952, Лондон) — английский поэт, новелист и биограф. Занимая пост поэта-лауреата Великобритании (1999-2009), он основал поэтический архив и аудиозапись поэтов, читающих свои стихи. Моушен закончил Оксфордский университет, где занимался на семинарах Уистана Одена. В 24 года он опубликовал свой первый сборник стихов. С 1976 по 1980 Моушен преподает на английской кафедре в ун-те Халл (University of Hull), где познакомился с Филипом Ларкиным  (Philip Larkin), позже он становится его душеприказчиком, что позволит ему написать биографию Ларкина (Philip Larkin: A Writer's Life ,1985). С 1983 по 1989 Моушен был директором и поэтическим редактором издательства Chatto & Windus. Моушен автор четырех биографий, пяти сборников критических статей и пятнадцати поэтических сборников, последние из которых: A Long Story. (2001), Public Property (2002),The Cinder Path (2009), The Customs House (2012).


Пастушка-простушка в чертогах смерти

Долго я жил на земле,
долго выкладывал блестящими камушками
свой стеклянный шкафчик, свой драгоценный грот:

там были горный хрусталь и золотистый колчедан,
игольчатый арогонит, доломит и гематит,
свинцовый блеск и цинковая обманка —

всё, что я находил под землей в старых штольнях,
в кавернах рудоносных жил, которые мы называли
                                                            «озерцами»,

иные из них — не больше ореха,
В другие могли бы поместиться несколько взрослых
                                                             мужчин.

Назовите это робостью или слабостью,
но признаюсь вам: множество раз
я бродил по улицам, выстроенным из такого же
                                               сверкающего материала,

видел дивные особняки,
окруженные радужными садами,

аллеи и ротонды,

великолепные храмы,

пирамиду из игольчатых фиолетовых кристаллов,

прозрачный сиреневый куст —

и всегда в мозаике искрящихся граней
я замечал свое собственное лицо,
глядящее на меня так,
словно это я сам
подсматривал за собою
                                         исподтишка.

С этим кончено.
                            Чтобы раз и навсегда
застолбить мое место на земле,                                                                    
                                                       обещаю,
что больше никогда я не буду заниматься этими
                                         блестящими пустяками.

Отныне я посвящу себя своему последнему труду,
ручаюсь, это будет шедевр:

я выложу ящик ломтями темного угля,
кусками базальта и черного обсидана,
и среди них помещу
фарфоровую пастушку-простушку,

чтобы стало ясно:
я намерен вернуться навек
в черные штольни
под землю
                    и честно верить,
что звезды —
                       это только замерзшие льдинки,
небо сделано из ракушек,
                                           намазанных клеем,
и море — из рыбьей сухой чешуи.


В архиве

1
Add MS 83315: Письма актрисе Кэтлин Несбит

Эти высохшие листочки — листья оливы;
Денис Браун сорвал их с дерева,
под которым он схоронил своего друга

Руперта Брука в тысяча девятьсот пятнадцатом,
и послал их в конверте Кэтлин Несбит.
Они выглядят такими хрупкими и непрочными,

словно чешуя какой-то сказочно огромной рыбы;
но я знаю точно, что это — листья оливы, ибо
сам стоял под тем деревом пятьдесят лет спустя,  

а было мне только семнадцать, — размышляя
о собственной жизни, какова она будет
и как закончится, глядя на красных муравьев

вылезающих из трещины и марширующих
по серой плите, которую мать Брука
установила над могилой сына – после того,

как Денис Брук с товарищами совершили
обряд прощания и уплыли с проклятого острова,
навстречу собственной смерти у Дарданелл.

2
http://www.bl.uk/collection-items/highland-territorials:
Шотландский батальон в окопах


Эти солдаты в своих мягких фуражках
и шотландских юбках, с голыми коленками
и обветренными лицами, через минуту-другую

исчезнут за бруствером траншеи, оставив одного
этого белого бойкого терьера по имени Аргус,
который, если бы кто вернулся назад, поднял голову

и встрепенулся бы, учуяв запах хозяина —
того самого, что исчез столько лет назад, и никто иной
его, так изменившегося с тех пор, не признал бы.

                     Перевод с английского Григория Кружковашаблоны для dle


ВХОД НА САЙТ