ВИДЕОРЯД /GVIDEON.COM. Рецензии

Лилия Газизова. «Княжна»
Автор — Лилия Газизова



Тема стихотворения — «голос крови», иррациональная связь с предками, определяющая характер и судьбу. Лирическая героиня одновременно и она сама, и больше чем она сама: дочь булгарских князей, носитель их духа и памяти. Мы и видим как бы двух людей в одном человеке: поэтесса сидит верхом на лошади, одетая средневековой татарской княжной, при этом первый кадр якобы случайно захватывает антураж съемочной площадки. Поэтесса и «изображает» историю, и — как звено рода — является историей. На обыгрывании двойственности и строится весь видеоряд, почти полностью сведенный к крупному плану декламирующей поэтессы, ее лица, над которым нависает опушка княжеской шапки. В параллельном монтаже это лицо перебивается другим, ее же, но уже таким, «как есть», вне образа и времени. Можно сказать, что первое из них — вчера, а второе — сегодня, но и всегда, исторически не маркированное. Принадлежа как бы только самой поэтессе, оно тоже показывает вовлеченность во время, но во время, проживаемое не родом, а индивидом: молодая женщина вдруг на миг «старится».
В последних кадрах поэтесса совершает то, ради чего и примерила исторический костюм: скачет верхом через городские дворы. Однако выражение испуга и не очень уверенная посадка наводят на мысль, опровергающую пафос стихотворения: насколько неорганично для современного человека быть одновременно собой и «преемником» некой исторической, национальной, родовой, классовой общности.


Григорий Каковкин. «Как дела?»
Режиссер и оператор — Матвей Каковкин
Актеры: Никита Лавриненко, Мария Рускова
Текст читает Никита Лавриненко
Монтаж: Владимир Каковкин



Этюд на тему рутины в отношениях, ее мимикрии под «домашний уют», «рай на двоих». Метафора рутинного уюта и уютной рутины — кухня, где ведет подразумеваемый диалог молодая пара, кипящий на плите компот. Гендерное распределение ролей — стереотипное: девушка вполне счастлива, молодой человек рефлексирует и терзается сомнениями.


Андрей Чайкин. «Поколение по колено»
Автор — Андрей Чайкин



Предельно лаконичный видеоряд на лаконичное же, как по объему, так и по смыслу, поэтическое высказывание. Пространство, где читает свой текст автор, представитель очередного потерянного поколения рассерженных молодых людей, которое в планетарном масштабе пускают на котлеты и которое мечтает только о том, чтобы им подавились, — купе не очень комфортабельного поезда. Является поездка на поезде метафорой беспочвенности, или уравниловки, или того и другого, — остается на долю творческого домысливания зрителя.


Андрей Чайкин. «Когда твоя девушка мужик»
Автор — Андрей Чайкин
В главной роли — Лариса Чиркова
Музыка: группа «Кино», группа «Шарлотта Рококо»



Автор вновь сталкивает нейтральный (в данном случае скорее идиллический) видеоряд и протестное содержание. В кадре девушка; она и произносит строки, написанные от лица мужского «я». Угадывается стилизация под «романтичную» съемку летнего отдыха вдвоем, «медового месяца»: женское альтер эго лирического героя гуляет в шляпке от солнца на берегу реки, окунается, зазывно убегает вдаль по мосту… Трафаретную идиллию перебивают кадры с мигающей, готовой погаснуть лампочкой под потолком: знак предупреждения? И примерно на середине нам показывают взрослых и детей, явно «отдыхающих», у клетки с бабуином. Можно не сомневаться: перед нами попытка сатиры на общество, в стремлении к простым и доступным удовольствиям не подозревающее о том, что им манипулируют.


Аркадий Захаров, Юрий Юрченко. «Дом в Мансуровском»
Авторы: Аркадий Захаров, Нина Деконская
Оператор — Марат Магомедов
Стихотворение читает автор — Юрий Юрченко



Стихотворение посвящено знаменитому дому Топлениновых (Мансуровский пер., 9), описанному в «Мастере и Маргарите» как дом Мастера. За элегичность и романтику, помимо музыки Шопена, отвечает инфракрасная съемка интерьера и экстерьера здания, — по замыслу авторов, вероятно, передающая призрачность, нереальность места, родного для верных поклонников романа. Не забываем и про ностальгический ч/б формат, использованный в кадре с читающим автором.


Михаил Гробман, Александр Галицкий, Татьяна Цыткина. «Утро»
Стихи: Михаил Гробман
Художник — Александр/Саша Галицкий
Видео: Татьяна Цыткина



Инфантильно-физиологический абсурд стилизованного под детсадовский «хулиганский» фольклор стихотворения находит интонационно точную параллель в видеоряде, построенном как оживший коллаж. На фоне неподвижного кадра с морским берегом проносятся и мелькают то скачущие, то борющиеся (спорт? гимнастика?) голые люди (фотографии времен Belle Époque), дополненные пририсованными в эстетике примитива деталями. Посыл этого синтетического продукта, где словесная ткань достойна визуальной и наоборот, можно, пожалуй, свести к констатации нелепости, смехотворности и уродливости любых человеческих «брыканий», то есть вообще проявлений. Запоздавшая лет на шестьдесят философия тем не менее оставляет зрителя с тягостным чувством.


Евгения Баранова. «Смотритель»
Автор текста, голос: Евгения Баранова
Автор видео, мультипликация: Андрей Кленин
Перевод: Ольга Гладкова



Пример ничем не мотивированного, многозначительного разнобоя между текстом, видеорядом и музыкальным сопровождением, а также (и здесь работа, кажется, бьет все рекорды) между длиной текста и длиной ролика. Стихотворение заканчивается где-то на середине видео, дальнейшая часть которого иллюстрируют… титры. Описать видеоряд крайне трудно. Мультипликация выстроена из хаотичной смены фактур, снятых при сильном приближении, некоего микромира вещности: пятна краски, линии на стекле и т. п. Чисто эстетически удачной находкой следует признать решение титров — на обрывках бумаги в клеточку, приколотых к засушенным кленовым листьям, которые возникают под вальс Хачатуряна из фильма «Маскарад». Вот только не глушит ли это эстетство незамысловатые строчки о желании быть смотрителем маяка?


Света Литвак. «Мой зверь»
Автор — Света Литвак



На любительском видео с n-летней давности вечера в ЦДЛ среди непринужденно общающихся литераторов можно узнать Фаину Гримберг, Генриха Сапгира, Александра Еременко, Владимира Аристова, Людмилу Вязмитинову, Александра Левина, Леонида Костюкова, Константина Кедрова, Дмитрия Александровича Пригова… Какова идея, концепция ролика, вправе спросить зритель. Между тем, если вслушаться в тихий голос автора, читающий стихи за кадром…

<…>
культ времени не медля и не для

меня скустился и собрался вместе
сгруппировался для совместных действий
триумвират двойняшек, близнецов
для коллективных времяпровождений
логически просчитанных движений
окаменелых околоцветов

О моем звере же мы узнаем, что он «неприспособлен как и непригоден / для точного и быстрого броска… его пиар почти совсем не виден… пока он лез, вокруг слагались мифы / из перилимфы грозно перли рифмы… вокруг него как мухи музы мерзли / булавками и бусами звеня… он в этой жизни неприлично лишний / и чем живей, тем паче неприличен…». Так тема одиночества и даже романтического бунта не в обществе, а в профессиональном сообществе — оказывается вполне прорисованной за видимой «сыростью» материала.


Юкка Малека. «На четыре угла»
Мультфильм и стихи: Юкка Малека
В главной роли — Фрол Веселый



В оранжевом кубическом пространстве мультипликационных декораций — четырехугольный деревянный стол, за которым сидит герой. И стол и человек не рисованные, но актер анимирован, что придает его движениям механичность (прием известный). Строки появляются на экране и тут же «иллюстрируются» жестами человека за столом, неживыми, однотипными, как бы пародирующими сурдоперевод. Жесты схематично изображают общение с птицами, которых, по тексту, герой сажает на четыре угла стола, поворачивает к себе лицами, кормит, слушает их «деревянный стук», наконец, душит… И после этого исчезает из рисованного кадра. Минимализм концепции выглядел бы натужно, если бы не концептуально безошибочный ход: в кадре присутствуют «четыре угла», но птиц мы не видим. Герой за пустым, обширным столом, в четырех неуютно, кричаще оранжевых стенах, передушивших птиц внутри себя, кажется воплощенным безумием одиночества. Чему способствует электронная музыка, в которой «индустриальная» монотонность встречается с щемящей «космической» пустотой.



Елена Касьян. «Уехать…» Автор — Елена Касьян
Музыка: Тимофей Сердечный
Видео, монтаж: Евгения Писаренко



Успешная попытка найти эквивалент чистому лиризму в «пантомиме» видеоряда. Стихи об исчерпанной любви, каких тысячи. И «картинка» явно не претендует на откровение, но с задачей справляется. Ч/б — тусклость погасших чувств, чуждость чужого города. Блуждающая по улицам героиня — потерянность. Первые почки на ветках — надежда. Нельзя не отметить в целом изящную, профессиональную «картинку», а также поползновение уйти от штампов, создав образ неприютного ночного мегаполиса с помощью быстрых переборов на испанской гитаре.
№6