ИСТОРИЯ: Четвертый манифест ордена гутуатеров

13 октября 2008 произошло знаменательное событие: в модном клубе "Жесть" "Русский Гулливер" представил орден ГУТУАТЕРОВ (GUTUATRI).

Речь Вадима Месяца на презентации проекта "Русский Гулливер", написанная непосредственно перед выступлением за барной стойкой:

"Русский Гулливер существует три года. В наш книжный проект вошли и прижились лучшие проводники родной речи: Алексей Парщиков и Иван Жданов, Борис Херсонский и Александр Иличевский, Валерий Вотрин и Александр Верников, Александр Давыдов и Зиновий Зиник, Игорь Вишневецкий и Андрей Тавров , Юрий Соловьев и Игорь Жуков, Александр Уланов и Галина Ермошина, Гила Лоран и Сухбат Афлатуни, Юлия Кокошко и Арсен Мирзаев, Дмитрий Драгилев и Анатолий Ливри... Армия гулливеров растет, она нуждается в духовном кодексе.

«Мы объявляем 13 октября 2008 года историческим понедельником. Сегодня Русский Гулливер празднует свое пробуждение и присягает идеологии грандж-архаики и политике нано-махризма, создает открытую либерально-тоталитарную секту Освобождения Сознания, объединяется с Обществом Беззащитных Поэтов и объявляет себя орденом ГУТУАТЕРОВ (мягкотелых жрецов).

Поэзия может изменить мир. Она является могучим инструментом государственности и надмирности. Поэт - жрец и всадник, шаман и князь, Гудвин, великий и ужасный. Он облечен волшебной властью. Вернем поэту его изначальный облик - пусть протрезвеет, снимет шутовской колпак, пусть наденет жреческий апекс, шестицветные одежды или красивую рыбачью сеть. Он нужен людям, он создан на радость людям. Солнце восходит благодаря молитвам монахов в Тибете и Палестине, но светит оно и потому, что еще кто-то пишет стихи. Вспомним древние заклинания и молитвы, воскресим отцов, изменим климат, остановим орды захватчиков. Сила слова лечит болезни и строит города.

Обратимся к языку зверей и деревьев: поэт - царь зверей, отец растений, он друг детей. Он самый главный и добрый. Его все любят и слушаются. Плохие люди поэтов боятся, распинают их на крестах и сжигают на кострах. Но поэту всё как с гуся вода. Он самый-самый. Он возрождается из пепла, поет отрубленной головой.

Во времена общей растерянности люди нуждаются в певчих побратимах и мягкотелых жрецах. Церковь забыта, монархия упразднена, рабы превращены в налогоплательщиков и пользователей Интернета. Поэт - единственный представитель древнего пантеона власти, последнее звено между небом и землей. Он слагает гимны, бормочет заговоры, открывает людям возможности иной жизни. Идите к поэтам, орден ГУТУАТЕРОВ к вашим услугам.

Поэт всемогущ как горный осьминог, благоухает как рододендрон, нежен как дева. Вернемся в священные рощи и подводные глубины, услышим шепот мира, бережно подхватим его своими устами.

Свободу Русскому Гулливеру! Долой абортарии и колумбарии! Мы говорим "да" торговле индульгенциями! Черный квадрат в каждый дом! Камнееды, спешите к нам! Походя удовлетворим вашу похоть! Правь, Британия, хмырями! Распустите волосы и руки, мадам Бовари это - я! Вот наш ответ Бильдербергскому клубу! Даешь сексуальный ужас в космосе! Мы не боимся негра с красной бородой!

Пресса откликнулась молниеносно:
Русский Гулливер – это жесть! – сообщила «Независимая газета»

Вадим Месяц создал либерально-тоталитарную секту.

Александр Бергер
В московском клубе «Жесть» прошла презентация издательского проекта «Русский Гулливер». Руководитель проекта – поэт и прозаик Вадим Месяц – зачитал в начале вечера манифест, подготовленный специально к этому мероприятию. Что примечательно, день 13 октября был объявлен – ни много ни мало – историческим понедельником, когда «Русский Гулливер» «празднует свое пробуждение и присягает идеологии синкопической архаики и политике наномахризма, создает открытую либерально-тоталитарную секту Освобождения Сознания, объединяется с Обществом Беззащитных Поэтов и объявляет себя Орденом Гутуатеров (мягкотелых жрецов)».

Месяц призвал соратников и сочувствующих обратиться к языку зверей и деревьев, потому что поэт – это царь зверей, отец растений и друг детей, которого не любят плохие люди. «Поэт всемогущ, как горный осьминог», – витийствовал Месяц, заявив в конце своей речи, что «Гулливеры» приветствуют сексуальный ужас в космосе и не боятся негра с красной бородой.

Нельзя сказать, чтобы искушенная столичная публика была шокирована этим манифестом, она скорее сконцентрировалась, приготовившись слушать выступления авторов, ожидая также чего-то сверхэкстравагантного. Выступление Игоря Жукова предварил небольшой речью Юрий Орлицкий, отметив, что поэт в родном Иванове давно уже стал культовой фигурой. Сам Жуков, представив на суд слушателей стихи из последней книги, уступил место Игорю Вишневецкому, который, весело посвистев и пошипев в микрофон, приступил к чтению. Последним выступал Вадим Месяц, прочтя как старые, так и новые стихи, сорвав довольно бурные аплодисменты.

Надобно еще отметить, что «Гулливеры» не просто декламировали свои стихи, но и устраивали «музыкальные паузы», взбадривая слушателей экзотическими трещотками. Тут уже свою творческую фантазию приложила композитор Ольга Субботина, отвечавшая за музыкальное оформление мероприятия.

Вдоволь потешившись, «Гулливеры» чинно и мирно, как и подобает воспитанным и интеллигентным людям, покинули сцену. До космического сексуального ужаса дело так и не дошло. Игорь Вишневецкий, правда, на прощание послал несколько нечленораздельных звуков в микрофон, наверное, вообразив себя горным осьминогом, пытающимся прогнать краснобородого негра, которого в «Жести», к счастью, не оказалось…

15.10.2008 откликнулась и «ЛИТКАРТА РОССИИ»

13 октября 2008 г. в клубе «Жесть» прошел творческий вечер авторов, недавно выпустивших по сборнику в составе книжной серии «Русский Гулливер». Серию представил ее куратор Вадим Месяц, со стихами выступили также Игорь Жуков и Игорь Вишневецкий. Музыкально-шумовое оформление вечера – извлечение звуков из разнокалиберных трещоток, производившееся всеми тремя поэтами в паузах между выступлениями, – было организовано композитором Ольгой Субботиной и символизировало, видимо, рождение поэзии из звукового хаоса, отсылая к некоторому обобщенному архаическому ритуалу (такие «ритуальные» практики привычно близки Вадиму Месяцу).

Месяц открыл вечер только что написанным манифестом проекта «Русский Гулливер», начинавшимся с несколько устрашающих романтических деклараций (поэт — жрец и царь и всегда таковым будет, поэзия возвращается на авансцену во времена духовного и экономического кризиса и т.п.) и разрешающимся карнавально-травестийными возгласами вроде «нам не страшен негр с красной бородой», – всё это также в рамках архаического представления об амбивалентности ритуала, в котором пародийная сторона не отменяет сакральной.

Ноту пародийного возвеличивания и сакрального осмеяния перехватил у Месяца Юрий Орлицкий, предваривший вступительным словом выступление Игоря Жукова: по словам Орлицкого, популярность Жукова в его родном городе Иваново такова, что в обозримом будущем следует ожидать его переименования в Жуково. Жуков прочитал тексты из недавней книги «Готфрид Бульонский» и совсем новые – как и в предыдущих книгах, построенные на коллажно-мозаичном описании вымышленных миров, понимаемых, скорее, по Лейбницу как «миры возможного». Нынешний этап творчества Жукова, однако, в наибольшей степени характеризуется постоянными интеракциями этих фантасмагорических хронотопов с узнаваемой и психологически достоверной автобиографической канвой.

Игорь Вишневецкий, ранее выпустивший под маркой «Русского Гулливера» масштабное избранное «На запад солнца» (2006), представил на сей раз небольшой сборник лирики «Первоснежье». Для поэзии Вишневецкого характерна зримая метафорика, затрудненный синтаксис и способ описания действительности, неизбежно ассоциирующийся с латинской поэзией золотого века. В этих текстах происходит не столько конструирование нового мира, сколько преобразование существующего, порой до неузнаваемости, при помощи решительного изменения оптики.

Наконец, сам Месяц прочитал стихи из книги «Безумный рыбак», зафиксировавшей отход от создания масштабного мифопоэтического полотна, фрагмент которого представлял собой его предыдущий сборник «Не приходи вовремя» (2006), ради чисто лирического высказывания, практически не отягощенного необходимостью культурологического прочтения. Однако это следует воспринимать как кратковременный отдых: книга включает стихи лета 2007-го года, после написания которых автор вернулся к своим масштабным планам воссоединения архаики Евразии и Северной Америки внутри лирической поэзии.

Три представленные в ходе вечера очень различные поэтики обнаружили, таким образом, некоторое глубинное родство и способность к конструктивному диалогу лицом к лицу – на основе общего представления о поэзии как обращении к по-разному понимаемому мифу. Заинтересованному зрителю предстал вполне объемный образ мироздания, в каком-то смысле более реальный, чем тот, что дан нам в ощущениях. Всё это хорошо укладывается в стремление «Русского Гулливера» представить читателю некую поэтическую «космологию», реализующую неаналитический подход к описанию окружающего мира.

Кирилл Корчагин

ЧЕТВЕРТЫЙ МАНИФЕСТ ГУЛЛИВЕРОВ

Четвертый манифест Гутуатеров прозвучал впервые в клубе "Квартира 44" на Малой Якиманке и был приурочен выступлению Русского Гулливера из Берлина - Дмитрия Драгилева. Вечер состоялся 16 февраля 2008 года: Дмитрий читал стихи, играл джаз на фортепиано. Его друзья исполняли песни на его стихи, народ угощался... Вадим Месяц перед началом представления произнес текст, написанный в соавторстве с Лао-Цзы:

Без названия IMG_2704

ЧЕТВЕРТЫЙ МАНИФЕСТ ГУТУАТЕРОВ

"13 октября 2008 мы сказали, что поэзия может изменить мир. Нам поверили не все. В доказательство 30 октября при большом количестве свидетелей орден Гутуатеров и группа "Освобождение сознания" остановили в Питере проливной дождь, а 19 ноября вызвали снег в Москве. Поэзия - не только запоминающиеся фразы, это действие, движение, образ жизни. Во времена застоя мы перевезли воду из Белого моря и вылили ее в Черное: Черный бог и Белый бог слились в единстве. Произошло то, чего не могло произойти никогда. Кто-то знакомит слова, мы знакомим основополагающие стихии. Результат не заставил себя ждать. Холодная война закончилась, Берлинской стены больше нет. Мы должны нарушить зачарованное спокойствие мира, изменить его рациональный баланс.

Нашей последней геопоэтической акцией стал перенос каменной породы с вершин Синайских гор в Гималаи. Земля, на которую ступал пророк Моисей, соединилась с землей Будды Гаутамы. 15 декабря 2008 под пристальным оком видеокамер я взошел к высокогорному монастырю Наги Гомпа и заложил основы новой веры у обители Тулку Ургьена Риппонче, воспетого Б.Гребенщиковым. На следующий день камни были отвезены к храму Намо Будда: здесь пророк кормил тигрицу собственной плотью. Еще две реки человеческие слились воедино: 22 января 2009 президент Обама напишет указ о роспуске политических тюрем, и Гуантанамо накроется медным тазом. Поэзия - не предмет потребления, это инструмент укрепления духа. Дух напрямую связан с силой и чистотой жеста. Монах годами создает мандалу из песка, чтобы за мгновение сдуть ее, развеять по ветру. Главное это то, что осталось в нем. Жест ветра сравним с жестом огня. Вечный огонь погасить невозможно, как и свергнуть царя. Настоящий огонь передается из глубины веков из рук в руки, с его помощью строятся города и семьи, пишутся стихи. Не бойтесь разрыва с прошлым, кто старое помянет - глаз вон. В легких руках даже бенгальский огонь священен, а зажигалка - подарок от Прометея.

Вернуть искусству силу и подлинность легко. Она заложена в природе человека, в памяти самой земли. Огонь солнца все тот же. Вооружись увеличительным стеклом. Выжги на скамейке свое имя, объединив созерцание с действием. Вспомни открытые жесты Джексона Поллака, Вацлава Нижинского, Брюса Ли, Артюра Рембо и Осипа Мандельштама. Заговори с последней прямотой. Никто не хочет молиться перед фотографией, люди выбирают икону, подлинник, испытанный временем. Не тиражируй слепки чужих страстей, почувствуй их сам: они растворены в воздухе. Твое контролируемое безумие не увеличит хаос, оно придаст смысл энтропии.

Да, нас обманывают: вместо природного газа гонят на Украину святой дух, Иран вышел в космос, и заселяет темную сторону Луны женщинами, а светлую - мужчинами, Черногория тайно объединилась с Белоруссией, а Южная и Северная Америка незаметно поменялись местами. Однако никто не запретит нам заниматься настоящим делом. Писать свои книги и издавать чужие. Любые. Которые могут изменить этот мир. Гутуатер "учит безмолвно, вызывает перемены безучастно, творит бескорыстно, начинает без усилий, завершая не гордится, не гордится и его не избегают".

Сегодня перед вам Дмитрий Драгилев с "Приметами любви". Приметим и поприветствуем любовь его к людям и джазу. Синкопическая архаика свинга раскачивает лодку бытия, но и одновременно баюкает ее. Делай легкое - трудное сделается само. Видеть мельчайшее - зоркость. Оставаться слабым - могущество. Свободу Русскому Гулливеру! Мы не боимся негра с красной бородой! Никогда не бойтесь негра с красной бородой!"

http://img13.nnm.ru/e/1/e/f/e/5536020208afc5ec8836f11aa03.jpg

Манифест был встречен сочувственно, гутуатеры заговорили о наболевшем. Основатель Академии Зауми поэт-неофутурист Сергей Бирюков продолжил оглашение радостного диагноза. "Поэт всегда больше, чем поэт. Вне зависимости от страны проживания. Он - кто-нибудь еще. И чем больше вещей он умеет, тем лучше. Пора разрушить легенду о беззащитном небожителе. Сегодня перед нами выступит не только замечательный стихотворец, но и столь же замечательный музыкант". Очень конструктивный подход к реальности.

Отметим, что именно 15 декабря 2009, в день великого воссоединения Будды и Моисея, иракский журналист швырнул ботинком 10 размера в младшего Буша и назвал его «собакой». Гулливер идет в ногу со временем

№3