ПОЭЗИЯ: Мария Евчик. БЕЗЗВУЧНЫЙ ПРАЗДНИК

Мария Евчик.jpg
Мария ЕВЧИК
родилась в Богдановиче Свердловской обл. Окончила магистратуру филологического факультета УрФУ, работает выпускающим редактором РИА «ФедералПресс». Публиковалась в журнале «Урал», альманахе «ЛикБез», антологии "Екатеринбург 20:30".


о девочке Маше

                              М. А. Л.

...Что ты́ роняешь, что я поднимаю с пола, что
всегда со мною?..
Ищу тебя, оглядываясь беспомощно,
и шея ноет,
в глазах рябит, за горло хватает паника
со счастьем вровень:
твой смех рассыпчатый, ворох движений памятен,
как голос крови.

Ты тоже знаешь, что платье должно быть клетчатым,
а крыша красной,
что лучший шаг мы делаем опрометчиво
и так напрасно,
что слёзы от любимых не скрыть, что главное
случилось в детстве,
что встреча с морем значит — от дальних плаваний
не отвертеться.

Ты тоже знаешь, что космос живет для глаз твоих,
что мир распахнут,
что руки после рукопожатий ласкою
безбрежной пахнут,
что тяжелей всего удержать бесстрашие
(порой мечта лишь),
что разум бесполезно о чем-то спрашивать,
когда взлетаешь.

Ты всё умеешь — вдаль отпускать Снусмумрика,
бежать за Пеппи,
в журнале снов вести потайную рубрику
и рвать все цепи,
быть самой главной в здешних краях волшебницей,
в чужих — тем более.
И тоже знаешь, что куклы ночами шепчутся
о нашей боли.

Что Новый год приходит, звеня полозьями,
так свеж и дивен.
Что день рожденья может быть только осенью —
там всё правдивей.
Что смерть нас оправдает во всём и полностью,
но жизнь важнее.
Что каждый недописанный смысл повести
идёт за нею.

...Какой верёвкой сердце теперь затянуто
в беззвучный праздник!..
Глядеть в тебя и видеть, что ты как я, но ты
стократ прекрасней.
Гадать тебе и себе по сюжетным линиям
руки — и сдаться,
не доводя нигде до потери имени,
до кульминаций.

Возьму фонарь и выберусь в лес, к воде ночной,
пущу кораблик.
Куда дышать мне, лучшая в мире девочка,
с тобой на равных?
Куда бежать, когда из-под ног так быстро-то
земля уходит
и каждый шаг к тебе, как бы ни был выстрадан,
всегда негоден...


про стыд

Как ни вцепится в плечи горячий июнь —
крепко щиплет глаза всё, что ты натворил.
Эти годы назад, беспросветная юнь,
близость чуда, свечение, аквамарин.
Путь служения, тайны черешневый плен,
слезы вглубь головы — всё как будто назло.
Не предательство. Глупость и скользкая лень —
только это оттуда тебя увело.

Ты ушел, так случилось. Не бей себя в лоб.
Вспоминая о стыдном, гляди в небеса:
Тополиных пушинок воздушный галоп,
самолёта серебряная полоса...
Может, прямо сейчас, может, в нем и летит...
Смысл — он всюду, везде, если полон твой взгляд.
Человек — это больше, чем весь его стыд.
Это больше, чем наглость, чем ложь, чем разврат.

Ты вернёшься. Иначе, чем думал. Иным.
Ты читай одесситов, смотри северян.
Тот, кто прав, — он не видит одной лишь вины,
обо всём говорит, о любви говоря.
Не жалей, продержись — всей тоски не избыть.
Растворись в тишине этих ласковых дней.
Наблюдай свое чудо столь тонкой резьбы,
помогай, становясь древесиной под ней.


про лес

В лесу всё необычно, но не суть.
Вообще-то даже пусть бы и обычно,
но то, что называется «добыча»,
всегда возможно именно в лесу.

Я не смогу просить об этом лес.
Войду в него неспешно нарочито.
Какой-то резкой птицей прозвучит он
и даст понять: покой его исчез.

Крапива пахнет близостью реки.
Так боль граничит с нежностью случайно.
Просветы подбодрят меня лучами,
и в них засеребрятся мотыльки.

Я двинусь вглубь, не зная ни о чем,
взойду, минуя заросли малины,
наверх, на холм. Туда, где не смогли мы.
И встречу ту себя и то плечо,

что было мне подставлено тогда.
А дальше всё по-прежнему в тумане.

Кого-то здесь охотники поймали,
а кто-то не оставил им следа.


***

Посмотреть на того́, кто (я ставлю точку) —
то же самое, что (допишите сами,
ведь об этом уж столько всего сплясали).
Ну вот будто котёнок вцепился в мочку
задремавшего уха. Сравнений уйма.
Я хочу посмотреть на того́, кто. Просто
я хочу, чтобы взгляд перестал быть роздан
тем, кто не́. Не терял на пути ни дюйма.
В этом что-то щемящее, словно проза
Казакова, кусачее, как горчичник,
и такое, что ловят легко с поличным
и зачем-то опять объявляют в розыск.


про глаза

Диск переполнен. Память, я дивлюсь,
но нечего стереть. В ретроспективу,
под отсвет теплых глаз и тусклых люстр
стремясь, не устаю даваться диву.

Вблизи была такая красота,
которой достовернее не встретишь.
От сходного и прыгают с моста,
и прочая судьба толстовских детищ.

От сходного и забывают смерть
и больше ничего здесь не боятся.
Где посмотреть в глаза — там есть посметь.
Где Гектор — там тень гибели Аякса.

Где обречён — там каждый взгляд скриншот,
хоть тысячный — всегда украдкой снятый.
Диск переполнен. Это хорошо,
мой маленький, мой горький соглядатай.


не будда

Это похоже на то, как будто
все вокруг будды, а я не будда,
я трепещу и замираю,
я становлюсь немой
от её слов и взглядов сложных,
от её неба над таможней,
от её дней в далеком крае,
от возвращений в мой.

Я это так безнадежно помню,
я, как Васильев, твердила: «Пой мне»,
я погружалась в её рассказы
медленно, с головой.
Что до моих ей заплат и трещин,
ей, сотворившей такие вещи,
что все красивые боги разом
нервно идут домой?

Так получилось: мы были рядом,
мир был дацаном, а я варягом.
Но поняла: не смогу, не буду.
Просто не унесём.
Просто таиться бывает гадко.
Просто пронзило меня догадкой:
ей стало ясно, что я не будда,
и вот на этом всё.

То, что теперь, — ни свистка, ни крика.
Кончилась суть, умерла интрига.
Даже не знаю, была ли буддой
там и она сама.
Хочется плакать. Апрель и грязно.
Лица слились в полотно маразма.
Я никогда её не забуду.
И не сойду с ума.


про грозу

Для грозы любая тростинка — топливо.
Отломив, пойму ль, что за вещь ношу?
Тишина отчаянья так отчетлива
там, где вечный шум.

Если ждешь чего-то, уже не страшного,
но еще смертельного, будет дождь.
Он крадет тебя, и девиз всех краж его —
ты напрасно ждешь.

«Ты живи так полно, как только можется,
рви все больше яблок, беги, роняй,
не вставай, не вглядывайся в их кожицу.
И не жди меня.

Что за звук положит конец безмолвию,
где предел, поймешь ли, его терпя?
Никогда не знаешь, какая молния
попадет в тебя».

№10