ВИДЕОПОЭЗИЯ: Илья Жигунов ВОЛОШИНСКИЙ КОНКУРС ВИДЕОПОЭЗИИ - 2011

Полностью посмотрел программу Волошинского конкурса видеопоэзии 2011 года. Возникли кое-какие мысли о тенденциях развития этого жанра.

Во-первых, хочется поблагодарить организаторов, которые всё это дело организовали, собрали, выложили. Не понаслышке знакомо, чего это стоит.

Первое, что бросилось в глаза – что программа действительно новая. Раньше 40-45 % работ кочевали из одного фестиваля в другой, из конкурса в конкурс. Здесь же, лично для меня, работы оказались несмотренными. Что ж – тем интересней.

В 2009 году посчастливилось пересмотреть огромное число видеопоэзий, присланных на фестиваль медиапоэзии «Вентилятор». Тогда я получил уникальную возможность в большом диапазоне увидеть, что из себя представляет русская видеопоэзия, куда она движется, что обещает.

И вот прошло два года. Что же изменилось? Прогрессировал ли жанр?

Так как жанр относительно молодой, а с терминологией никакой определённости до сих пор нет, то сложно увидеть и границы жанра. Воистину они необъятны. Многие произведения находится на такой тонкой грани, что ещё один кадр, и работа может свалиться в хоум-видео или пошлость. Поэтому – несколько слов о том, какой путь был пройден в этом направлении медиа-поэзии за два года. Сегодняшний день учитывать буду программой Волошинского конкурса, доверившись вкусу и компетенции организаторов показа.

Как мне показалось, во всей программе конкурса есть только одна работа, которая, действительно (и художественно, и концептуально), является видеопоэзией. Это работа Э. Кулёмина – «Бормотень». Это не означает, что только эта работа заслуживает внимания. Отнюдь. Работ в Волошинском показе прекрасных достаточно, но это скорее ответвления, близкие родственники видеопоэзии. И это тоже не плохо. Это тоже должно быть и радовать.

Если кто-то видел работы Александра Горнона – тот поймёт, о чём я говорю. А. Горнон свои работы не выкладывает в Интернет (да, их действительно нет в сети). Увидеть их можно на показах, которые он иногда устраивает в рамках различных мероприятий. И мне видится, что это полностью обосновано и правильно, будь его работы в свободном доступе, их растащили бы на цитаты. Потому что их не возможно не растащить. В видеопоэзии А. Горнона можно найти бесчисленное количество форм и путей, которыми может (и будет?) развиваться видеопоэзия. Это – вполне себе животворящее ядро. И тут возникает как бы парадокс –видеопоэзия (самая настоящая!) Горнона является и исключением из всего того, что делают видеопоэты в России и странах СНГ. Он обособлен и иначен.

А вот прекрасные образцы видеопоэзии Эдуарда Кулёмина находятся в пограничном состоянии. Они ближе к смотрящему, доступней и понятней, и при этом не сваливаются в потакание зрителю. Э. Кулёмин тонко чувствует эту грань и ловко манипулирует этим умением. В «Бормотени», к примеру, есть всё, что может определить видеопоэзию – единство концепции и реализации, аудио-визуальный психологически достоверный синтез, обоснованные шрифтовые решения, художественное видение картинки, культура понимания природы слова и проч.

Собственно на «Бормотени» видеопоэзия, как таковая, в Волошинском показе и заканчиватеся. Далее идёт цветное многообразие различных производных от видеопоэзии – стихоклипы, поэтическое видео, поэтическая анимация, стиховидео, фотопоэзия, поэтические слайд-шоу, сюжетные ролики с поэтическим сопровождением и проч., и проч. Каждый может увидеть и назвать, как душе его угодно, то, что он увидит – и это будет правильно.

Как и два года назад, так и сейчас авторы документируют свои акции, перформансы и потом соединяют хронику со звуко-поэтическим рядом. Получается некий медиа-поэтический продукт, который можно отнести к презентационному ролику, к видео-отчёту с акции. То есть, как эта форма была востребована, так и осталась. Результат зависит от креативности акции, умения монтировать и способности «не навредить».

А вот если посмотреть на поэтические слайд-шоу, то тут уровень используемых фотографий безусловно вырос, но при этом иллюстративная суть осталась. Как мне кажется, большая требовательность к фотографии снизила эмоциональную составляющую «ролика на выходе». То есть, красивость картинки несколько поглотила живость и репортажность. Есть предчувствие, что живость и качество синтезируются в прекрасные работы в будущем.

Как раньше, так и сейчас много романтических работ, где лирические герои обладают стандартным набором черт. Это и порождает на экране определённые, знакомые, замусоленные образы без нового содержания. Порой смотришь и знаешь, каким будет следующий кадр, какой смысл он будет нести. Предсказуемость – бич романтических стихоклипов и их лирических героев. Если уйдёт идеализация, то в этом направлении мы можем увидеть много-много хороших работ.

Порадовали в Волошинском показе драматические видео-работы. Например, «Ботинки» Марии Полковниковой. Сильная картинка, драматизм исполнения, хороший стих – всё на отличном уровне. Мне этот ролик напомнил творчество «Короед.Ком». «Ботинки» отлично продолжили традицию Короеда. Этот тип видеопоэзии мощно воздействует на зрителя – от обожания до отвращения. В нём в полной мере можно проявить и свои технические навыки, и доходчиво донести смысл, и «поэпатировать буржуа». Очень жизнеспособный и действенный вектор развития. Может быть и самый!

Ролик «Стих о любви, в котором о любви ни слова» Юлии Соломоновой подчеркнул прогресс в ассоциативно-точной передаче живописи стиха. В отличие от работ данного типа двухгодичной давности, эта работа показывает, что можно не только иллюстрировать стихи, или нагружать их ассоциативной составляющей, но и точно и тонко картинкой усиливать образы и краски, которые уже заложены в стихотворении, тем самым не привнося ничего сомнительного и инородного в тело произведения. Это уже говорит о истинном таланте видеопоэта, о возможности продуктивно развивать этот путь. Маленький и приятный прорыв!

Когда я прочитал краткую вступительную заметку к ролику «Гламурный фон» Филиппа Алигера, то сразу впал в уныние. Ведь раньше, как показывал опыт, стихоклипы, сделанные из нарезок фильмов, получались чудовищными. Отсутствие вкуса, притянутость за уши картинки и стиха. Но «Гламурный фон» перевернул положение вещей! Из всего, что я видел ранее, сделанного в таком ключе – это безусловно лучшая работа! Честно говоря, не думал, что такой подход перспективен. Оказывается – перспективен, да ещё и как! Но, уверен, что много таких стихоклипов сделать невозможно. Это могут быть лишь единичные, точечные удары, как «Гламурный фон». Этим данные стихоклипы и ценны! В принципе, этот ролик возродил веру в это направление видеопоэзии. Бесспорно это одна их удач Волошинского показа.

Отдельного слова заслуживает поэтическая анимация. Как и ранее профессиональных работ не появилось. Уровень остался тем же. Но, на мой взгляд, это хорошая возможность для особенного развития. Русская видеопоэтическая анимация – наивна и самодеятельна. Следовательно, авторам приходится придумывать какие-то интересные ходы и решения, чтобы произведение ожило, чтобы зрителю стал понятен замысел поэта. К примеру, многие работы зарубежных авторов в этом направлении – профессиональны и холодны. Когда их смотришь – смотришь мультфильмы со стихами или мультфильмы по стихам. В работах наших же видеопоэтов есть доброта, неспешность, любовь к каждому кадру. И картинки получаются необыкновенные и очень узнаваемые. В них, как говорится, есть изюминка. Здесь я имею в виду работы Анны Минаковой «Облака» и Татьяны Орловой «Ритм». Вполне вероятно, если выхолостится поделочный (в самом лучше смысле слова) подход – исчезнет и очарование, такие работы станут одними их многих. А не хотелось бы. Конечно, я не призываю стоять на месте, необходимо совершенствоваться, но и не забывать свою самобытность. В подходе к видеопоэтической анимации – нового ничего я не заметил, но заметил неспешное поддержание добрых традиций. И это, наверное, здорово.

Очень жаль, что в Волошинском показе видеопоэзии отсутствуют работы с акцентом на юмор, иронию и самоиронию. Всё-таки такого плана произведения обогатили бы программу, и их наличие говорило бы о здоровом состоянии жанра. Или таких работ стало меньше, или организаторы показа по каким-то причинам не стали их включать в программу. Два года назад – такие работы были, и это расширяло границы восприятия этого непростого жанра.

Но за то порадовало, что в показе есть украинская видеопоэзия! В 2009 году она произвела на меня сильнейшее впечатление. Работы украинских видеопоэтов выделялись стилем, тонким чувством цвета. По картинке они не уступали европейским образцам видеопоэзии. Но стоит, отметить, что исполнение стихов в видео-работах было не столь выразительно. То есть, всем авторам работающим в этом жанре есть чему поучиться друг у друга.

В заключении этих обрывочных размышлений хочется подвести небольшой итог. Жанр видеопоэзии в России действительно ещё всё таки молод, а следовательно, как ребёнок, любопытен, необыкновенен, не всегда понятен, но достоверен и тотален. Конечно, в полной мере это ощущают и понимают те, кто сделал хотя бы одно видеопоэтическое произведение. Жанр существует и развивается – живёт. Это главное! Но для меня стоит большой вопрос – если видеопоэзия встанет на профессиональные рельсы – не потеряет ли она своего обаяния и искренности? Да, профессиональный подход привлечёт большее количество зрителей, ролики, возможно, будут крутить по телеку, но не уйдёт ли из жанра тогда – свобода творчества? Это действительно вопрос. Поживём-посмотрим… и тоже поделаем, может быть:-)

№2