ПЕРЕВОДЫ: Уоллес Стивенс. ТРИ ПУТНИКА В ОЖИДАНИИ ВОСХОДА СОЛНЦА. ПЬЕСА. (пер. Александра Сергиевского)

Wallace Stevens
Three Travellers Watch the Sunrise (1916)

Действующие лица:

3 китайца
2 негра
1 девушка


(Густой лес на вершине холма в восточной части штата Пенсильвания.
В правой части сцены, за кустами, видна дорога. Раннее утро в августе. Действие происходит в середине 10-х годов ХХ века.
Когда занавес поднимается, сцена пуста. Отчетливо слышно, как в лесу скрипит дерево. На дороге появляется НЕГР с фонарем в руке. Скрип повторяется. НЕГР проходит через кусты, поднимает фонарь, вглядывается в чащу леса. Свет от фонаря падает на темный предмет среди ветвей. НЕГР в страхе отступает, опускает фонарь, пересекает сцену и скрывается налево в лесу.
Вслед за ним на дорогу выходит второй НЕГР, тоже проходит через кусты и выходит на середину сцены. В руках у него две корзины, которые он оставляет в кустах. За ним на дороге появляются три КИТАЙЦА, одетые по-европейски, один из которых несет фонарь. Останавливаются).

2-ой КИТАЕЦ
Если хочешь
Найти поэзию в наши дни,
Ищи ее с фонарем.
(Смеются).

3-ий КИТАЕЦ
Я бы лично нашел и без фонаря —
Ночью, в августе,
Когда не видать ни зги,
И только роса поблескивает на соломе.

(2-ой НЕГР подзывает их, и они подходят к нему. 1-ый КИТАЕЦ — низкорослый, средних лет, полноватый и слегка чудоковат. 2-ой — среднего роста, худощавый, волосы с проседью; видно, что он человек разумный и душевно чуткий. 3-ий — юноша, погружен в себя и в дальнейшем не проявляет к происходящему особого интереса).

2-ой КИТАЕЦ (глядя на корзину)
Росой любуются —
И пить ее нельзя,
А мы забыли питьевую воду.
И всё-таки я рад,
Что встречу тут восход.
С тех пор, как мы покинули Пекин,
Ни разу...
Я помню:
Им был полон дверной проём,
И мне напоминал он
Лепет женщины.

1-ый КИТАЕЦ
Никогда
Я не встречал восход.
Но если нет воды,
Давайте есть арбуз —
Он где-то там, в корзинах.
(Тем временем 2-ой НЕГР уже открыл корзины. Вытаскивает и подает 1-ому КИТАЙЦУ арбуз).
Ручья поблизости тут нет, случайно?

(2-ой НЕГР вытаскивает из корзины бутылку т ставит ее около 3-го КИТАЙЦА).

2-ой КИТАЕЦ (обращаясь к 3-му)
Вот и бутылка для воды. Фарфор!

(2-ой НЕГР вытаскивает из корзины национальные китайские костюмы из красного, голубого и зелёного шёлка. С его помощью КИТАЙЦЫ переодеваются, не прерывая действия и садятся на землю полукругом, лицом к зрительному залу).

3-ий КИТАЕЦ
Вот и вода
(Берёт бутылку и ставит ее в центр. Обращаясь ко 2-му КИТАЙЦУ)
Я буду пить водицу пустоты —
Она не хуже ваших умозрений.
(Обращаясь к 1-му КИТАЙЦУ)
Или арбузов.

1-ый КИТАЕЦ
Только не спешите
Поведать мне,
Чем жажду утолять.

2-ой КИТАЕЦ
Куда как лучше всяких умозрений было б...
(Роется в карманах, достает книгу, читает вслух)
«И двор тогда познал
Вкус бедности и запустенья,
Толпа нарушила его уединенье —
Людишки вторглись, каждый со своим:
Страданьем, жалостью, сочувствием и болью».
(Из леса доносится скрип дерева)
О, да! Об умозреньи сказано
На сто процентов верно.
Сюда добавить бы ещё поэтов,
Мудрецов, аристократов дохлых
И нефрит.

1-ый КИТАЕЦ
Нефрит-то тут причём?
И мудрецы?
Наверняка поблизости
Ручей журчит.
(Обращаясь к НЕГРУ, который только что достал из корзины кувшин)
Наполни до краёв и возвращайся.

(НЕГР достаёт большую свечу и протягивает её 1-му КИТАЙЦУ. Затем, взяв кувшин и фонарь, уходит направо, в лес. 1-ый КИТАЕЦ зажигает свечу и ставит ее на землю рядом с бутылкой).

3-ий КИТАЕЦ
Фарфора отрешённость
Не одолеть толпе.

1-ый КИТАЕЦ (саркастически)
Фарфор!

3-ий КИТАЕЦ
Отрешённость эта
Напоминает отрешённость солнца,
Когда оно вот-вот коснётся
Лучами стёкол.

1-ый КИТАЕЦ
У-ух!

2-ой КИТАЕЦ
Допустим, что свеча — светило,
А бутыль — земля.
Вот вам пример,
Ходивший у отшельников
На поводке:
Чем отличается модель от сверх-оригинала?
В примере нашем
Красная бутыль — земля.
Но стоит солнцу осветить её,
Как все предметы
Выглядят иначе.
А солнцу —солнцу наплевать,
Ему и дела нет,
Как выглядит все на планете.

3-ий КИТАЕЦ
Есть, есть особые минуты,
Вот, как сейчас, когда оно ещё не вышло,
Когда ещё нельзя предугадать,
Из чьей породы выползла бутылка:
Фарфор ли это иль стекло —
Венецианское, египетское...?
Впрочем, иногда
В уединеньи,
Когда горит свеча, вот так же
Потрескивая тихо,
(Поднимает свечу)
Подумаешь невольно:
Свет прекрасен.
Такова и отрешённость солнца
Перед восходом, прежде чем оно
Коснётся стёкол.
(Ставит свечу на место).

1-ый КИТАЕЦ (покачивая головой)
Всё это абстрактно,
Как фарфор.

2-ой КИТАЕЦ
В подобной отрешённости — свой шарм,
Та красота, к которой вкус
Имели при дворе.
В безветренных проснувшись павильонах,
Они вникали в утренний настой
И красоту фарфора.
Всё, чем любовались при дворе,
Единым цветом обладало
И совершенством форм,
И представало в истинных лучах.
(Указывает на свечу)
Там ни за что не стали бы смотреть
На лопнувший кувшин
На блёклые цвета,
И тусклое стекло.
Им не знаком был недостаток света.
(Открывает книгу. Многозначительно)
Когда-то при дворе известен был
Лишь принцип красоты.
В своём уединеньи
Не ведали они ни мудрости, ни чувств,
Которые возникли с нищетой
И запустеньем,
Сочувствием и болью.
(Пауза)
Всё дело в том, что люди
Пренебрегли уединеньем.

(Вновь из леса раздаётся скрип дерева. 1-ый КИТАЕЦ на мгновенье оборачивается)

1-ый КИТАЕЦ (задумчиво)
Даже в самой цепкой руке
Пламя свечи...

2-ой КИТАЕЦ (с жестом пренебрежения)
Люди вторглись —
Вот в чём дело.
Вы представьте:
На бутылке
Нарисованы мы трое,
Как сидим мы тут в лесу.
Поднеся свечу к бутылке,
И отшельник,
Одиноко обитающий в лесу,
Удивился бы, наверно,
Если б нас изобразили
В виде воинов свирепых.
И свеча бы задрожала
В его высохшей руке.
А теперь вообразите,
Будто нас изобразили
В виде жёлтых мертвецов —
Он, наверное, не смог бы
Видеть нас без содроганья,
А потом, рыдая горько,
Уронил бы он свечу.
Доведись бы государю
Подержать тогда свечу, —
Он забыл бы о фарфоре
Ради пошлого рисунка
На поверхности земли, —
Этой крашеной бутылки.

3-ий КИТАЕЦ (пожимая плечами)
Пускай огонь пылающей свечи
Прекрасен. Мне неприятно,
Когда толпа врывается в покои.
Как я тоскую
По тишине уединённых павильонов!
И всё-таки, быть может,
Прекрасное прекрасно, лишь поскольку
Имеет отношение к самим
Ценителям. И точно так же
Мерзкое,
Высокое (указывает на небо),
И низкое (указывает на свечу).
И даже солнце, когда восходит.
(Насмешливо, обращаясь к 1-му КИТАЙЦУ)
Сыграйте нам что-либо
На эту тему.
(Встаёт)

1-ый КИТАЕЦ (в раздумьи)
Я знаю песню под названием
«Служанка и госпожа».
Она не увлечёт
Ни императора, ни мудреца.
И всё же, в данном случае, она придётся к месту:
Ведь если дело только в нас самих,
То, значит, солнце, как и прочий мир,
Зависимы от нас.

3-ий КИТАЕЦ
Жаль, что она о женщинах,
Но всё равно, исполни её.
(Достаёт из корзины музыкальный инструмент и протягивает его 1-му КИТАЙЦУ. Пока тот поёт, не в такт аккомпанируя себе, 3-ий КИТАЕЦ достаёт из корзины предметы сервировки чайной церемонии. Ракладывает фрукты. 1-ый КИТАЕЦ наблюдает за ним, 3-ий КИТАЕЦ не обращает ни на что внимания и сидит, уставившись взглядом в землю).

1-ый КИТАЕЦ
Резким голосом сказала госпожа:
«На чужбине будет часто вспоминать
Камни белые возле моих дверей».
А потом служанку вдруг оборвала:
«Замолчи, — сказала в ярости. — Не пой!»
И служанка прошептала, побледнев:
«На чужбине часто будет вспоминать
Камни белые возле её дверей,
Но меня увидит снова у окна.
На чужбине он припомнит мой наряд —
Цвет зелёный, не бывает зеленей.
Я надела это платье для него,
Когда в сумерках он стал прощаться с ней».
И потупив долу узкие глаза,
Обозлившейся сказала госпоже:
«Для себя я больше не пою».

3-ий КИТАЕЦ
Тут не выдержат и камни у дверей,
Равнодушие, как бабочка, вспорхнёт.
(Смеются).

1-ый КИТАЕЦ
Из одежды тайно выскользнет игла.

2-ой КИТАЕЦ
Вот он, кажется, наш чёрный человек.

(Возвращается 2-ой НЕГР с кувшином воды, отдаёт его 3-му КИТАЙЦУ. Он явно взволнован. Время от времени 1-ый КИТАЕЦ ударяет по струнам музыкального инструмента. 3-ий КИТАЕЦ, повернулся налево и внимательно всматривается вглубь леса, откуда только что вернулся 2-ой НЕГР).

3-ий КИТАЕЦ (обращаясь к НЕГРУ)
Ты забыл фонарь в лесу.
Вон, он светится сквозь листву,
Напоминая мне Венеру,
Мерцающую сквозь облака.
(НЕГР молча усмехается. Садится справа, позади КИТАЙЦЕВ).

1-ый КИТАЕЦ
Или перезревшую ягоду
Среди листвы.
(Смеются)
Вчера вечером я узнал,
Что где-то здесь, на холме
Ищут в сыром лесу
Какого-то итальянца —
Говорят, он исчез
Вместе с дочкой
То ли своего друга, то ли соседа.

2-ой КИТАЕЦ (доверительно)
По-моему, все вы в курсе
Этого тайного бегства —
Слышали и шаги беглецов,
И шум погони.

1-ый КИТАЕЦ (Видно, что разговор его забавляет)
Это не тайное бегство.
Многие видели, как молодой человек
Долго карабкался вверх по горе,
Напоминая при этом
Взмогшего от усердия
Актёра-трагика.
Вечер — лучшее время
Для этаких представлений.
Он – из породы «отверженных».

2-ой КИТАЕЦ
Ну же, скорее
Переходите к даме.

1-ый КИТАЕЦ (дважды ударяет по струнам, как бы предваряя этим свой дальнейший рассказ)
К ней можно подходить по-разному.
Я бы сказал,
Что возможны столько точек зрения,
Сколько существует сторон у этой бутылки.
(указывая на бутылку для воды)
Судя по описаниям,
Она красавица.
(Смеются. 1-ый КИТАЕЦ, глядя на 3-его, вновь ударят по струнам. 3-ий КИТАЕЦ зевает. 1-ый продолжает нараспев)
Она прекрасна как фарфор
Фарфоровый бутылки для воды.
(перебирает струны)
В цвету она. Согласно описаньям.
А посему и песня
Приобретает кровавый цвет.

(Ударяет по струнам. Слышится скрип дерева в лесу. 1-ый КИТАЕЦ дотрагивается до колена 2-ого, привлекая его внимание к этому звуку. Они сидят спиной к лесу. Тем временем постепенно светает, и тёмный предмет среди ветвей виден всё более отчётливо. Однако до конца действия рассвет полностью так и не наступит).

2-ой КИТАЕЦ (обращаясь к 1-му)
Дерево поскрипывает
На ночном ветру.

3-ий КИТАЕЦ (пожимая плечами)
Там не услышишь,
Как оно скрипит:
В безветренных,
Закрытых павильонах.

1-ый КИТАЕЦ
Итак, мы вправе ожидать,
Что наш отшельник со свечой
По-философски подойдёт
К балладе и её сути —
Пропавшей девушке в цвету.
Возможно, даже государь
Вскричал бы: «Посветите!»
Однако, чем приятней нам
Балладу эту слушать,
Тем, увы, печальнее
Её финал.
Итак, известно нам,
Что девушка бедна,
И значит, дрогнула свеча
В руке отшельника. Вот
Чьи-то тени брызнули в кусты,
И государь, держа фарфор
За горлышко, ...
Болтали, что она
Всё прижималась к своему
Актёру потному, пока
Они взбирались по холмам,
И горько плакала навзрыд.

2-ой КИТАЕЦ (поморщившись)
Не похоже на тайное бегство.

1-ый КИТАЕЦ
Это скорбная песня,
Подходящая идеально
Для скважин замочных.

3-ий КИТАЕЦ
Послушаем дальше?

2-ой КИТАЕЦ
Почему бы и нет?
Очень, по-моему,...

3-ий КИТАЕЦ
Мы прибыли сюда, чтобы найти
Уединение, покой,
И вновь полюбоваться
Восходом солнца.

2-ой КИТАЕЦ (слегка подняв руку, в которой держит книгу)
Всё схвачено, не беспокойтесь.
К тому же —
Кто может знать,
Какой нас ждёт финал?
Венецианское,
Египетское
Или — кривое зеркало?...
(Прикрывая рукой пламя свечи, переводит взгляд на светлеющее небо)
Тем временем уже зажглась свеча (указывая в сторону восходящего солнца).
Как вы говорите (обращаясь к 3-му КИТАЙЦУ):
«Вид вспыхнувшей свечи
Прекрасен
Сам по себе»?

1-ый КИТАЕЦ (с чувством)
О, да! Это кончилось скверно:
Отец их настиг у подножья холма,
Как гром среди ясного неба.
Он звал её: «Анна! Анна!»
Не мыслил жить без неё,
Как и тот итальянец.
Словно трое нищих,
Они выпрашивали друг у друга
Постыдное подаяние.

(В лесу, направляясь к сидящим на сцене, появляется 1-ый НЕГР с двумя фонарями.
Увидев его, 2-ой НЕГР вскакивает на ноги. КИТАЙЦЫ тоже встают. Все чем-то встревожены. 2-ой НЕГР обходит КИТАЙЦЕВ и подходит к 1-му НЕГРУ. В это время все замечают повешенного на одном из деревьев в лесу. 1-ый НЕГР выходит на середину сцены, ставит фонари на землю).

1-ый КИТАЕЦ (с чувством)
Итальянец, герой баллады.

3-ий КИТАЕЦ (медленно приближаясь к мертвецу)
И её эпилог.
Убирайте кусты.

(НЕГРЫ начинают уносить кусты за сцену)

2-ой КИТАЕЦ
Отшельник-смерть
Не требует свечи
В своём уединеньи.

(2-ой КИТАЕЦ задувает свечу, 1-ый — тушит фонари. НЕГРЫ продолжают уносить кусты за сцену. Теперь становится видна ДЕВУШКА, которую скрывали кусты: она сидит под деревом, на котором висит мертвец. Сначала 2-ой КИТАЕЦ, а затем и 3-й замечают её. От неожиданности делают шаг назад. 3-ий КИТАЕЦ, в свою очередь, обнаружив её, выпускает из рук инструмент, который со звоном падает на землю. ДЕВУШКА шевелится).

2-ой КИТАЕЦ (обращаясь к ней)
Анна, ты?!
(ДЕВУШКА вздрагивает, поднимает голову и медленно озирается вокруг. Резко встаёт и пронзительно кричит).
(Мягко) Это ты, Анна?

(ДЕВУШКА быстро оборачивается и впивается взглядом в мертвеца, потом неверной походкой направляется вглубь сцены).

АННА (в отчаянии)
Пойдите, пойдите
И скажите отцу:
Он мёртв, он мёртв.

(2-ой и 3-ий КИТАЙЦЫ поддерживают её. 1-ый НЕГР шепчет что-то 1-му КИТАЙЦУ, после чего забирает фонари и через освобождённое от кустов пространство справа выходит на дорогу и уходит по направлению к долине. Скрывается за сценой).

1-ый КИТАЕЦ (обращаясь ко 2-му
Прошу Вас, принесите нам
Свежей воды из ручья.

(2-ой НЕГР берёт кувшин и уходит через лес налево. ДЕВУШКА постепенно приходит в себя. Смотрит на КИТАЙЦЕВ, переводит взгляд на небо. Поворачивается спиной к мертвецу).

АННА
Скоро солнце взойдёт

2-ой КИТАЕЦ
Одна свеча заменит другую.

(1-ый КИТАЕЦ идёт к дороге, останавливается на обочине, как бы поджидая кого-то).

АННА (с ненаигранным простодушием)
Когда он работал на поле своём,
На моём я всегда была рядом.
Я всегда носила что-нибудь пурпурного цвета,
А гуляя в его саду,
Обычно вдевала серьги.
И вот, вчера вечером, на дороге
Я повстречала его.
Он попросил меня пройтись
Вместе до вершины холма.
И хотя мне уже тогда
Сделалось не по себе,
Я ответила: «Да».
Ведь он ничего от меня не хотел,
Просто повесился
На моих глазах.

(Оглядывается, ища опоры. 2-ой и 3-ий КИТАЙЦЫ поддерживают её и помогают дойти до дороги. Там 1-ый КИТАЕЦ сменяет 3-его, и вдвоём со 2-ым, поддерживая ДЕВУШКУ, они уводят её по дороге. На сцене остаётся 3-ий КИТАЕЦ. Он медленно пересекает сцену, чуть не наступает на музыкальный инструмент, отбрасывает его ногой в сторону. Раздаётся звон струн. КИТАЕЦ останавливается, смотрит на бутылку).

3-ий КИТАЕЦ
Кровавый цвет...
Фарфора отрешённость...
Восхода отрешённость...
(Поднимает с земли бутылку)
Свеча восхода вскоре озарит
Уединённый этот край.
(Указывая на неё)
И высветит деревья,
И новый явит образ
(Указывая на мертвеца)
В лице фарфоровом,
(Указывая на бутылку)
Не на стекле.
(Ставит бутылку на землю. Узкая полоска неба над долиной розовеет. Он переводит взгляд на небо, идёт направо и замечает книгу, оставленную 2-ым КИТАЙЦЕМ. Поднимает её, листает).
Красный цвет —
Не только крови цвет.
Он застыл в глазах у итальянца
(Указывая на мертвеца)
И (многозначительно) девицы.
Он — цвет солнца.
Мне говорит одно,
Тебе — другое.
Как и зелень:
Мне твердит одно,
Тебе — совсем иное...
Иначе было б всё черным-черно.
О, восходящее светило — многолико!
Как и земля, что на глазах светлеет.
В глазах, встречающих восход —
Пусть даже в мёртвых, кукольных глазах.
Ведь и красный цвет дробится,
Переливаясь в зелени листвы.

(К концу его монолога слева, из-за деревьев появляется 2-ой НЕГР. КИТАЕЦ, не замечая его, идёт направо, выходит на дорогу и уходит по ней за сцену. НЕГР разглядывает предметы, оставшиеся на сцене. Замечает музыкальный инструмент, садится перед ним на корточки и несколько раз дёргает за струны, прислушиваясь к звуку. Начинают щебетать птицы. Слышно, как кто-то понукает лошадь. Щёлкает кнут. НЕГР встаёт, идёт направо, у дороги останавливается.
Медленно опускается занавес).

Перевод с английского Александра Сергиевского
Москва-Рим (1984-2012)
№8