КАРТЫ МЕРКАТОРА: Наталья Макеева

ОТЧЁТ О РЕАЛЬНОСТИ

В таком большом и страшном мире
Невразумительная связь
Внезапных единиц с нулями
Дрожит и норовит пропасть.

Кошмар — четыреста четыре —
Налить перцовки и рыдать.
В таком большом и страшном мире
Гуляку-сына ищет мать.

И дочь немного неодета,
Но не трезва и не пьяна.
И цифровое её тело
Ест мегабайтами толпа.

Ну, а в моём мирке уютном
Совсем другой открылся вид –
В тиши на лестничной площадке
Сосед зарезанный лежит.


ФАТАЛИЗМЪ

Не пришла смс-ка кошмара
И уже восемнадцать минут
Я гадаю на гуще кофейной
И, похоже, меня не убьют.

Не зароют за городом в яме,
Не утопят в ручье по частям.
И мой череп лихие ребята
Не покажут на пьянке друзьям.

Жить и жить мне, баклуши пиная,
Поедая птенцов из гнезда,
Смс-ки кошмара кидая
И тоской заливая года.


РУСАЛКА

Рыбьей кровью испортились листья
На столе мирового распада,
И внезапно заброшенный невод
Прошептал «не волнуйся, так надо».

Так проплакала старая дева,
Отдаваясь случайному зверю.
Мировое засохшее древо
Не заметило эту потерю.

В окруженьи невиданных специй
В гуттаперчевом сне формалина
Пела ей колыбельные песни
Разложеньем пропахшая глина.

КОШМАР

Кошмар придёт. Он будет неслучаен.
Несимметричен и с похмелья злой
Усядется на троне мирозданья
С наполовину бритой головой.

В его глазах пожары отразятся
И бед людских бесчисленный поток.
И очень скоро взрослые и дети
Столпятся у его немытых ног.

Сгниёт в канаве старый ретранслятор,
Вернутся тараканы из МО,
И усмехнётся с синего экрана
Когда-то удалённое письмо.

И в небесах иссиня-чёрных голос
На все вопросы скажет только «нет».
И, помолчав над скорбною картиной,
Объявит миру пламенный Reset.


2012

На грани сезонов в пыльце и печали
Собою венчаю венец.
И мир оглушённый уже не играет
Задорною связкой сердец.

Лежит и тоскует в тепле полушарий
И Нового года не ждёт.
И разные твари, изнемогая,
Стремятся под иго моё.

И снова целуют меня и ласкают,
И нежности говорят
Все звери, попавшие в Рай,
Все люди попавшие в Адъ.


Я ПОЦЕЛУЮ ГУБЫ ТЕМНОТЫ

Привычна дрожь в изнеженных руках,
Всесильна городская паранойя.
Я прогоняю мимолетный страх,
Но кто-то мрачный снова встал за мною.

Но кто-то ждет, когда начнется сон
Но кто-то выжидает откровенье
И пьет его, перемешав со льдом,
Вздыхая о потерянных мгновеньях,

Моя странный брат, моя немая тень,
Мой поводырь по скомканной постели
Он за спиной, он тянется к рукам
И отступает в сумрак новой тени.

Безудержна лиловая печаль
На простыне заснеженного морга.
Я поцелую губы темноты
И провалюсь в утробу горизонта.

Горизонтально, чýдно, впопыхах,
В какой-то безымянной подворотне
Я превращусь в начало всех начал
И провалюсь в утробу горизонта.

Привычна дрожь в изнеженных руках —
Печать согласия на радужную мессу,
Где я целую губы темноты,
Надеясь, что на третий день воскресну.


КАК ПРЕКРАСЕН ГРОБ МОЙ…

Как прекрасен гроб мой зимний —
Позвоночками шурша,
Тихо стряхивает иней,
Просыпаясь неспеша.

Поднимается, прощаясь
С полюбовницей-пургой,
И, посмертие скрывая,
Отправляется домой.

Как прекрасен гроб весенний!
Ткущий кружево фаланг,
Над тревожно-томной шеей
Совершая свой обряд.

Как прекрасен гроб мой летний —
Так и хочется плясать.
Ай, уловки! Ах, затеи!
Сказок - полная кровать!

Лето корчится по крохам,
Лето скачет по гробам.
Через семь гробов с прискоком
Так и катит в гости к вам.

Как прекрасен гроб осенний —
Сонных листьев торжество,
Царство снов, грибов и лени:
Полезай скорей в него.

И, не мудрствуя лукаво,
Да не тратя лишних слов,
Воспевай, свернувшись тихо,
Мой прекрасный зимний гроб.


***
Предзакатное отречение.
В черном круге теней венчание.
Словно листья в прохладном сумраке
Ветер носит слова случайные.

Пыль и пепел, сплетаясь в танце,
На покой провожают Солнце.
Ночь идет, размывая краски,
А за дверью Луна смеется.

Через шаг — ее царство странное,
Через миг — ее власть над странами —
До утра, петушиной радости
И рассвета открытой раны.


НОВАЯ КРАСОТА

Голые птицы клюют терпеливо
Крупные зерна двоичного кода
В небе давно назревают процессы
Слово «молчание» среднего рода

В горле слова застревают костями
Нефть обнаружена в стратосфере
Вышками в небо врезается голод
Черные струи стекают на землю

Вязкая плоть ожидает сигнала
В холоде душном стелиться горазда
Дело для тонкой невидимой спички
Бешено. Празднично. Ярко. Прекрасно.


ДРУГОЙ
(читая Мамлеева)

Эскиз экстаза,
Пророк порока.
Старуха порчу
Наводит плохо

На плеши — леший,
На харе — храпы
У мамы — мимо,
На попе — папа.

И так, и эдак,
И чтобы было,
И в Рай без визы,
И в Ад без мыла.

Знаток заточек,
Задрочка дочек.
Бег одиночек
Всегда неточен.

Макет момента
Пакет прихода
Фантомный фаллос
Громоотвода

Бесшумной шубой
Убой укрыли
Под прессом ссоры
Под пеплом пыли.

Экстаз эскиза,
Порок пророка
И в Ад без визы,
И в Рай без бога.

Без блефа бездна
Всосёт любого —
Охватит нежно,
Обступит плотно.

В холёном теле
Дрожа нелепо,
Ты тоже кончишь
Под хохот неба.


НОВОГОДНЕЕ

Как жутко градусы холодят
В день тридцать первое декабря

Трещит кора и дыханье стынет
И Новый год никого не минет

Настойка двадцать, а водка — сорок
Подарки стынут костьми в сугробах

Того кто вылез из снежной комы
Под ёлкой шумно едят фантомы

С дедом Морозом по небу мчится
Ракета новенькая С-300

Снегурка резво косою машет
И нет на свете девицы краше

В коробках ярких несут злодеи
Ножи и ружья для новой цели

Под вой небесный, под клёкот грязи
Пробьют куранты и будет праздник.


КАК СОЛНЦЕ

Я хочу быть как Солнце огромной
Я хочу умирать на закате
Чтобы гнусные скользкие черви
Не гоняли меня по палате

Чтобы мысли в извилинах пыльных
За мои костыли не цеплялись
Чтобы круглая, жёлтая, злая
Я по белому свету каталась

И на нежных ладонях пустыни
Штабелями губила туристов
Чтобы взвыли от пламенной скуки
Телезрители и гуманисты

Досидев до последней трансляции
И проплакав от чистого сердца
Понесли свои серые кости
Под моими лучами погреться.


ИЗ НИЧЕГО

Невзрачных слов скупой улов
Качает гроздьями голов
Трясёт позорищами снов
Кто был готов — всегда готов

И провод поводов торчит
И схема призрачна на вид
И птицы вешние летят
Занюхать смертью жизни яд

В своей немыслимой грязú
Луна неполная сквозит
И, небу выпустив кишки,
Опять звереет от тоски

Гора родит мышей и крыс
Ты им нечаянно приснись
И водной глади хризолит
Тебя когда-нибудь родит


ВИРУС

Точка не сборки
Раненный кластер
Ваших провалов
Плачущий мастер

Вирус я вирус
И тело моё
Ловит очкастое
Профессорьё

Сбой. Неудача.
Злая ошибка.
Стон оргазмический
Жёсткого диска

Вирус я вирус
И тело моё
Лапает хищное
Профессорьё

Я улыбаюсь
Я пропадаю
Лунная патока
Пена морская

Вирус я вирус
Семя распада
Проклят заранее
Раем и Адом

Без человека
Ада и Рая
Гадом бессмертным
Цифры ломаю

В недрах земного
Жёсткого диска
Былью останусь
Ныне и присна


Y/N?

Расцеловать бумажные цветы,
Слезами глицериновыми плача,
И, кетчупом измазав рукава,
Послать на бойню плюшевую клячу.

Как будто подивиться новизне,
Слегка моргнув фракталом макияжа,
Когда курсор повиснет носом вниз
И зеркальце не этот свет покажет.

Как холодна командная строка —
Экран чернеет сталью вороною.
И ноготок над клавишей замрёт:
Format complete, my darling. Yes or No?
№8