/



Новости  •  Книги  •  Об издательстве  •  Премия  •  Арт-группа  •  ТЕКСТ.EXPRESS  •  Гвидеон
» » Евгений Брейдо. ТЕАТР АУСТЕРЛИЦА. Рассказы и повести

Евгений Брейдо. ТЕАТР АУСТЕРЛИЦА. Рассказы и повести


В новой книге Евгения Брейдо собраны исторические рассказы и повести. Время действия: XVIII-й — начало XIX-го века, а также совсем немного XX-го. Место действия: Россия, Франция, США и поля некоторых европейских сражений. «Петр дал нам бытие, а Екатерина душу» — в этом сумароковском стихе уместился, пожалуй, весь русский XVIII-й век. Век очень театральный, и его главные герои — сотканный из противоречий Петр, блистательная Екатерина, «великолепный князь Тавриды» Потемкин, один за другим появляются на страницах книги. Особое место в ней занимает наполеоновская эпоха, взлеты и падения императора. Наполеон предстает совсем иным, чем в романах Толстого и Достоевского. Стендаль писал: «Правил тиран, но произвола было мало». Хотя споры о том, кто он, чего в нем больше — зла или добра, вряд ли когда-нибудь утихнут. Книга будет интересна всем, кто любит историю и литературу.

ISBN: 978-5-91627-273-4
Год выпуска: 2021

Евгений Брейдо — филолог, программист, прозаик. В прошлом — научный сотрудник Института русского языка им. Виноградова РАН и преподаватель МГУ. Автор диссертации, монографии и ряда статей по теории стиха. Также занимается вычислительной лингвистикой и автоматическим анализом текста. Живет в Нью-Йорке. Первая книга прозы «Эмигрант» в 2017‑м году вышла в московском издательстве «Время». Проза и эссеистика также печаталась в «Новом журнале», НЛО, «Дружбе народов», «Лиterraтуре», «Этажах», «Новом свете», «Вестнике пушкинского общества», «Семи искусствах», «Гостиной», «Слове-Word» и др. 


История обретает человеческое лицо в искусстве, в частности, в литературе. В ином случае это чередование войн, революций и убийств, которые не оставляют живых следов по определению. Между тем, есть в ней то, что берут на вооружение не её вдохновенные и жестокие воины, но художники: невозмутимость — ведь История вся в прошлом и её невозможно изменить, — и её, связанная с невозмутимостью, податливость – переписывайте как хотите. В этой превосходной прозе есть аристократическое спокойствие изложения и вольное обращение со временем, которое течёт в обе стороны: герой свободно перемещается в прошлое и пишет под его диктовку настоящее, и настоящим здесь является не только время, но и само искусство письма.
 Владимир Гандельсман


Историки напрасно думают, что у них есть мнополия на прошлое. Чаще всего мы видим ушедшие эпохи глазами писателя, а не историка. Евгений Брейдо пишет о XVIII-м — начале XIX-го века. Некоторые его вещи документальны, это как бы историческая нон-фикшн, в другие филигранно, не разрушая достоверности, вплетена доля вымысла. Страстная увлеченность автора своими персонажами, среди которых и Екатерина II, и Наполеон, и Петр I, а также тонкое чувство языка, придают его прозе особую тональность и ощущение исторической точности.
 Лена Марасинова, д.и.н., профессор НИУ ВШЭ


шаблоны для dle 11.2




Поделиться публикацией:

382
Опубликовано 03 ноя 2021



ВХОД НА САЙТ